«Следствие продолжается»

Каждое из нападений он готовил в течение нескольких дней. Автомобильные номера, например, снял с «Волги», брошенной во дворе дома на Варшавском шоссе. Фальшивые номерные знаки привинчивал непосредственно перед тем, как идти на разбой. И машину оставлял в 300-400 метрах. Чтобы никто потом не вспомнил про его БМВ, не дал милиции ни малейшей зацепки.

Останавливался в тихих гостиницах. А после налета немедленно уезжал из города. Отсиживался две-три недели дома в Сарове, после чего ехал в Москву, чтобы избавиться от добычи. Обычно он брал по полтора килограмма золотых изделий.

От награбленного золота он избавлялся на Арбате. И тут проявлял изворотливость. Не продавал каждое изделие в отдельности. Это рискованно, могут заподозрить неладное… Бандит выковыривал камни из оправы и отдавал благородные металлы в ломбарды по цене лома. Всего на Арбат он отвез три килограмма золота! Сдавал по 150 граммов, получая по 180-200 рублей. Немного для качественного благородного металла, но зато ни в одном ломбарде у него не спросили документы, не поинтересовались: откуда дровишки?

Еще один факт, свидетельствующий о том, насколько тщательно Корнеев продумывал каждый шаг. Проделанные ножницами прорези для глаз в купленной на Петровском рынке шапочке он самостоятельно обметал нитками. И здесь никому не доверял. А в таком деле, как вооруженный налет, мелочей быть не может.

Учитывая многоэпизодность и разбросанность преступлений по нескольким округам столицы, дело было передано следователю по особо важным делам Управления по расследованию бандитизма и убийств прокуратуры Москвы Дмитрию Пчелкину. Он характеризует подследственного как скрытного, спокойного и хладнокровного преступника.

Из материалов уголовного дела:

«Корнееву свойственны эгоцентричность, неустойчивость интересов, требовательность к окружающим и истерическая реакция в неблагоприятных условиях. Однако указанные особенности психики не сопровождаются у него существенными нарушениями мышления, памяти, критических способностей, какой-либо психопатической симптоматикой и выражены незначительно, чтобы лишать его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими».

195