«Следствие продолжается»

Из материалов уголовного дела:

«Протокол осмотра личного дела Алексеева, изъятого из отдела кадров УВД ЮЗАО Москвы. В личном деле имеются: контракт о службе в органах внутренних дел, согласно которому Алексеев обязуется отработать в милиции 5 лет, а также рапорт Алексеева от 22.03.99, в котором он просит уволить его по собственному желанию. Он мотивирует просьбу материальными затруднениями, указывает, что его родители не работают, получаемая им зарплата ниже прожиточного минимума. Кроме того, Алексеев указывает на тяжелые жилищные условия, улучшить которые в данной ситуации не представляется возможным».

А теперь внимательно посмотрим другие документы, запрошенные следствием и приобщенные к делу в роковой для Алексеева 2005 год:

«Выписка из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним. С 2001 года Алексеев владеет квартирой по улице Наметкина, а с 2002 года — квартирой по улице Новочеремушкинская».

Еще один документ, предоставленный следствию в 2005 году УГИБДД ГУВД по городу Москве. Из него следует, что в семье Алексеевых имеется три машины: «Тойота Ленд Круизер» 2005 года выпуска, «Тойота Королла» 2005 года и «Тойота Камри» 2004 года. Юридически всеми автомобилями владеет матушка Алексеева, совокупный годовой доход которой составляет… Не будем гадать, так как в ИФНС России №27 по городу Москве сведений относительно доходов Алексеевой не имеется.

И еще информация к размышлению. Алексеев крайне редко садился за руль. У него было два водителя. Только не подумайте, что налоговику его уровня государство выделяло служебную машину. Водителей Алексеев нанимал в милиции. И платил им зарплату. Кстати, зарплаты самого «героя» едва ли хватало на оплату личных водителей.

— Во время важных встреч Алексеев проделывал такой трюк, — рассказывает следователь Илья Малофеев. — Перед тем как попрощаться с собеседниками, он обязательно звонил по мобильному телефону водителю: «Будь готов, я сейчас выхожу!» Зачем звонить, если водитель все равно ждет его в машине? Я даже не сразу поверил рассказам об этой «милой привычке». Но потом нашел подтверждение тому в детализации телефонов, на записях встреч вымогателя, которые проходили под нашим контролем.

219