«Следствие продолжается»

Диагноз — шизофрения

Из заключения Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского:

«Комиссия пришла к заключению, что Поярков страдает психическим расстройством в форме параноидальной шизофрении. Об этом свидетельствуют данные о наследственной отягощенности психическими заболеваниями, о присущих ему с детства таких патохарактерологических чертах, как: отгороженность, замкнутость, стремление к ограничению социальных контактов, с присоединением в юношеском возрасте спонтанных аффективных колебаний настроения, сопровождающихся эпизодической тревогой, страхами, нарушением сна, суицидальными попытками…»

— В моей практике такие преступления встречались крайне редко, — вспоминает руководитель следственного отдела по Головинскому району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по городу Москве Евгений Нестеров. — Для бытового убийства, даже учитывая психофизическое состояние преступника, слишком много крови, неоправданной жестокости. Но это даже не эксцесс исполнителя, а результат психической деформации убийцы. Что у него было в голове, чем он руководствовался, когда стрелял в голову уже мертвого человека? То же самое можно сказать и о расчленении тела жертвы. Такое встречается максимум раз в год. Что касается элементов каннибализма, то здесь доказательств нет. Скорее всего, это просто какой-то вывих психики, а не признаки людоедства…

Действительно, в материалах дела нет доказательств. Но как же объяснить сердце, найденное в холодильнике? И что это за «супчик» варил убийца в огромной кастрюле, найденной на кухне членами следственно-оперативной группы?

В истории отечественной криминалистики встречаются разные примеры. Людоед Суклетин, о котором писали все газеты в начале восьмидесятых годов, создал целую «ферму» на территории садового товарищества «Каенлык» в пригороде Казани. Вместе со своей любовницей Мадиной он делал из человеческого мяса шашлык, варил супы, приготавливал беляши и другие блюда. Когда его наконец поймали, то в саду нашли четыре мешка человеческих костей. Лечить Суклетина не стали, просто поставили к стенке.

227