«Следствие продолжается»

— Никто экспериментов не проводил, — рассказывает старший следователь Головинской межрайонной прокуратуры Москвы Виталий Кулеба. — Но я не думаю, что потерпевшие, как утверждает допрошенная свидетельница, специально прикрепили одну колонку к потолку, а другую — к полу, чтобы музыкой досаждать ненавистным соседям. Старые, больные люди, один из которых в последнее время даже не мог самостоятельно передвигаться. Стоит ли из них делать каких-то страшных злодеев? И живущие сверху и снизу вряд ли специально шумели так, чтобы допечь нервных пенсионеров. Скорее всего, как обычно в подобных бытовых конфликтах, все сильно преувеличено. В таких ситуациях взаимная неприязнь толкает даже воспитанных и интеллигентных людей, не способных в повседневной жизни совершать хамство, на дикие и бессердечные поступки.

Наследник Гиппократа

Формально главным действующим лицом истории с незаконным помещением стариков в психиатрическую больницу был врач-психиатр Дмитрий Мухин. Но он, разумеется, был лишь исполнителем чужой воли.

В период предварительного следствия Мухин делал все возможное, чтобы предстать перед правосудием в роли добропорядочного и законопослушного гражданина. Он, дескать, случайно в то утро приехал из Мытищ на служебной машине с санитарами к себе домой (Мухин живет с семьей в том же доме 31 по Ленинградскому шоссе), опять-таки случайно встретил в подъезде соседа, который пожаловался на невыносимое поведение Томаревой и Узикова, и спонтанно принял решение о принудительной госпитализации… Конечно, кукловодом был кто-то другой. Кто именно, мы можем только догадываться.

233