«Следствие продолжается»

— Многие мои коллеги верят в приметы, — рассказывает следователь по особо важным делам Управления по расследованию экономических и должностных преступлений прокуратуры Москвы Илья Малофеев. — У кого-то есть «счастливая» ручка, у кого-то — особая суровая нитка для сшивания дел… Есть еще и «проклятые» дела. Это дело, несомненно, относится к такой категории. До меня им занимались трое следователей. И каждый в той или иной мере пострадал. Кто-то получил взыскание, у кого-то возникли трения по работе, напряженные отношения с руководством из-за недостаточно грамотного оформления материалов следствия. Получили «на орехи» даже оперативники, не уследившие за шустрой обвиняемой.

Гличьян вменялся целый букет статей. Кроме «пустяковых» — в сравнении с остальными — нарушений положений административного кодекса и правил дорожного движения, сидевшей за рулем джипа тридцатичетырехлетней женщине грозил нешуточный срок по статье 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти» и статье 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти». Казалось бы, при таком количестве свидетелей и обилии вещественных доказательств никаких сложностей у следствия не возникнет. Но не будем забывать, какие люди приезжают в Москву по Рублевке…

Проблемы появились уже на следующий день после ДТП, когда по указанию заместителя прокурора ЗАО Гличьян доставили в Дорогомиловский районный суд Москвы. На судебном заседании должен был рассматриваться вопрос об избрании меры пресечения в отношении Гличьян. Женщину сопровождали два сотрудника милиции Грабков и Васин. По их показаниям, войдя в здание суда, они пошли узнавать, к какому именно судье им необходимо доставить подследственную. Женщина сказала, что ей надо в дамскую комнату. Когда милиционеры вернулись, Гличьян и след простыл. Как тут не вспомнить братьев Стругацких с их знаменитой фразой об опасности «просочиться в канализацию»?

С этого дня обвиняемая оказалась в бегах. И не просто в бегах. Две вышеуказанные статьи попали в окончательный вариант обвинительного заключения и определили степень вины и наказание. А в самом начале дела рассматривалась даже статья 317 УК РФ «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа». Наказание по ней определяется лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы. Поэтому, учитывая опасность содеянного, Гличьян была объявлена в международный розыск. Ее поисками занялись соответствующие подразделения уголовного розыска.

253