«Следствие продолжается»

Кстати, в процессе изучения личности обвиняемой выяснились интересные факты.

Из материалов следствия:

«К делу приобщены сведения о фактах привлечения К. А. Гличьян к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, а также за совершение выезда на сторону проезжей части дороги, предназначенной для встречного движения. Эти сведения содержатся в карточке водителя Гличьян».

Вскоре стало ясно, что благополучно избежавший серьезных травм и повреждений Ромашков вдруг «остыл» в своем желании покарать зло и защитить профессиональную честь сотрудника ГИБДД. Он начал менять показания в пользу… обидчицы.

Ромашков не утверждал, что сам прыгнул под двинувшийся на него джип и, подобно Шварценеггеру, зацепившись за подвеску автомобиля, лихо прокатился под днищем с десяток метров. Он не отрицал, что получил травмы. Но просил о снисхождении в отношении матери двоих детей… Рыцарь жезла и свистка неожиданно заявил, что все показания, которые он давал ранее, сделаны им в состоянии стресса и под воздействием обезболивающих медикаментов, которые мешали объективному восприятию случившегося и не давали возможность сосредоточиться. С его слов выходило, что обвиняемая не видела милиционера, он не делал ей запрещающих знаков жезлом и стоял он вовсе не там, где указывал во время первых допросов. С этого момента следователю пришлось заниматься не сбором доказательств в отношении подозреваемой, а скрупулезно собирать по мелочам факты, опровергающие измененные Ромашковым показания.

Диагноз — «жаба»

Из материалов уголовного дела:

«Доказательствами, подтверждающими ложность измененных показаний Ромашкова и, следовательно, подтверждающими обвинение Гличьян в совершении преступления, являются показания следователя Виноградова, допрашивавшего Ромашкова в больнице в присутствии двух адвокатов через неделю после возбуждения уголовного дела. При допросе Ромашков последовательно, в свободной форме, связно рассказал об известных ему обстоятельствах ДТП. Ромашков ознакомился с записями допроса, со схемой происшествия и, согласившись с ними, подписал протокол. Все исправления, которые следователь внес в протокол, были заверены его подписью. Потерпевший произвел на него впечатление нормального, адекватного человека, способного правильно и последовательно излагать свои мысли».

254