«Следствие продолжается»

— Дней через десять Трофимов и Романова начали изображать беспокойство, — рассказывает следователь Владимир Гивель. — Им бы в театре играть, настоящие артисты… Спектакль, естественно, был рассчитан на одного зрителя — Акимова. Его начали склонять к убийству Васильева. Патрон пояснил Малышу, что деньги отдавать Васильеву он не намерен. Когда Акимов попытался уйти от разговора, Трофимов категорично заявил: «Машина уже запущена, назад дороги нет. Подумай, на какие деньги ты "попадешь", если попытаешься "соскочить"».

Ту же «песню» пела и Романова. Акимова подводили к мысли о том, что он обязан совершить убийство.

В середине марта Акимов купил у цыган в деревне Перловка героин и приехал в Осташево. Сначала пили водку, «лакировали» пивом. Акимов водку почти не пил, решил, что позже употребит героин. Ближе к полуночи Малыш зашел в ванную, ввел себе дозу.

Из показаний Акимова-Малыша:

«Кроме меня, в доме находились Васильев и Шитов. Я предложил Васильеву «уколоться». Тот согласился, но я никак не мог попасть ему в вену. Тогда шприц взял Шитов. Он говорил раньше, что умеет делать уколы… После этого Васильев начал «отключаться», и Шитов отнес его в комнату. Когда я зашел туда, то увидел, что у Васильева передозировка».

В этой части показания членов банды отличаются друг от друга. Оно и понятно: откровенность в такой ситуации может обернуться удлинением срока заключения. Следствием установлено, что в тот момент содержание алкоголя в крови Васильева двукратно превышало смертельную дозу. Если же добавить героиновую передозировку, то станет понятно: у Васильева не было ни единого шанса выжить.

Акимов связался по мобильному с шефом. Дословно это звучало так: «Валера "отъехал"». Патрон дал четкую инструкцию: «Увози его куда-нибудь. В твоих интересах, чтобы его не нашли…» Малыш загружает тело полуживого Васильева в машину, вывозит в поле около поселка Севводстрой, раздевает до пояса и бросает в снег. Тело скатывается по насыпи в глубокий сугроб…

273