«Следствие продолжается»

Настоящие добытчики

В банде было два звена — уголовное и милицейское. Деление это, конечно, условное. О каком милицейском «звене» можно говорить, если речь идет об отмороженных преступниках, добывавших деньги разбоями и убийствами? Но, чтобы понять историю формирования банды, нужно знать, с чего все началось.

Еще в 1998 году Бычок, его приятель Вжик и третий член группы (так и не получивший клички) Никитенко служили в милиции. Первые два — во вневедомственной охране Восточного округа и чуть позже в экологической милиции, а третий — в патрульно-постовой службе. Недалеко от места их службы располагался печально знаменитый Черкизовский рынок. Они ходили и «щипали» китайцев, вьетнамцев, бывших сограждан из ближнего зарубежья. Все было очень «благопристойно», без применения оружия и даже рукоприкладства. Тихо, мирно подходили и вымогали деньги, используя один из «четырехсот честных способов»…

Все трое прекрасно друг друга знали, так как жили в Ногинском районе Подмосковья и нередко ездили вместе с работы и на работу. Постепенно вошли во вкус. И, в конце концов, кому-то из них пришла в голову счастливая мысль: зачем рабо-тать-то, что мы, на самом деле, на зарплату живем, что ли? Вжик и Бычок сразу же уволились на гражданку. Никитенко остался сотрудником ППС. И в дальнейшем оказывал дружкам серьезную помощь.

Так они приблизились к созданию настоящей банды. Но до серьезных дел, больших денег было еще далеко. Пока что Вжик и Бычок занимались мелочовкой. Выходили в милицейской форме на «большую дорогу», которой стала для них «родная» земля в Восточном округе. Грабили кавказцев, иностранцев, торговавших на рынках, мелких оптовиков. Тех, кто не побежит заявлять в милицию, потому что не захочет объяснять, откуда у него сотни тысяч рублей, если он не имеет ни регистрации, ни прописки в Москве.

292