«Следствие продолжается»

Муж убитой женщины дал точное описание пропавшего «мерседеса» (он оказался черного цвета), сообщил другие важные детали и помог восстановить по минутам события рокового дня. Утром жена отвела младшую дочь в садик и поехала на урок английского. На занятиях были еще шесть человек. Никто из них не заметил в ее поведении ничего необычного, тревожного. Затем женщина отправилась к своей подруге. Она собиралась забрать у нее мольберт для старшей дочери, которая увлеклась живописью. Мольберт она забрала в час дня. И подруга, как говорят оперативники, оказалась «последним контактом», а привязка к ее адресу — ценнейшим подспорьем в расследовании дела.

Дерзкое и кровавое преступление было сразу же поставлено на контроль руководством МУРа. К работе подключились лучшие сыщики «убойного» блока. Но, учитывая мотивы преступления, раскрытием занялись и оперативники седьмого отдела МУРа, занимающиеся борьбой с кражами и угонами автотранспорта.

— В день убийства «мерседес» был зафиксирован видеокамерой системы «Поток», установленной на пикете ГАИ при въезде в Москву, — вспоминает начальник седьмого отдела МУРа Иван Горбунов. — Это было в 12.15. Почему машина ехала из области? Мы нашли этому объяснение. Хозяйка «мерседеса» выбрала оптимальный путь от дома, в котором проходили занятия английским, к своей подруге, жившей на Ярославском шоссе. Таким образом, женщина миновала заторы и пробки, с которыми она обязательно столкнулась бы, если б ехала через центр города. Но самые большие надежды мы возлагали на другие камеры — те, что установлены у входов в подъезды домов.

«Мокрый мерин»

Сыщики начали просмотр видеозаписей камер наблюдения. Несколько дней тяжелой работы, утомительное сидение перед мониторами… И, наконец, — удача. Камера, установленная над подъездом, куда заходила убитая, зафиксировала подозрительного молодого человека. Парень вбежал в дом следом за жертвой. Потом выскочил, затем снова вернулся в подъезд. И, наконец, вышел вслед за женщиной, несущей в руках злополучный мольберт. Но каким бы подозрительным ни казался неизвестный, его еще надо найти, а потом установить причастность или непричастность к преступлению.

301