«Следствие продолжается»

Жизнь без имени

И еще любопытные показания того же Федина:

«Мне приходилось часто выступать в роли силового фона при проведении различных криминальных мероприятий. Все это оплачивалось руководителями подразделений почти по «прейскуранту» до 1500 долларов. Участие в убийствах оплачивалось отдельно. Вознаграждение составляло от 2000 до 5000 долларов. Контакты с участниками других бригад категорически запрещались. А между собой мы общались только по кличкам и прозвищам».

В группировке царила атмосфера подозрительности и страха. Пылев сумел внушить своим подчиненным, что каждый их шаг контролируется и фиксируется и ни одно прегрешение не остается без наказания. Никто не мог поручиться за свою жизнь. Каждый понимал, что должен беспрекословно исполнять любой приказ лидера. В противном случае — смерть.

Что касается главарей ореховских, то они постепенно теряли ощущение реальности. Еще бы: стоило им пошевелить пальцем, и люди исчезали, стоило нахмуриться, и вокруг все смолкало… И никакой жалости, никаких сомнений в своей исключительности. Буторин и Пылевы вершили судьбы людей. Перед ними заискивали миллионеры, их дружбы искали влиятельные люди. Они чувствовали себя уверенными, непобедимыми, они были частью клана.

Один из исполнителей — некий Ивахно, отвечавший за изготовление поддельных заграничных паспортов и других документов прикрытия, — стал проявлять излишнюю самостоятельность. Пылев тут же делает соответствующие выводы.

Из материалов уголовного дела:

«По дороге Казюконис купил водку и заставил Ивахно выпить. Из Москвы выехали по Можайскому шоссе, остановились в лесу. Вышли из машины и повели Ивахно в глубь леса. По дороге, в соответствии с разработанным планом, Махалин набросил на шею Ивахно веревку… После этого они раздели убитого, положили его в углубление в земле, куда заранее налили приготовленную кислоту. А чуть позже облили все бензином и подожгли».

310