«Следствие продолжается»

В истории криминалистики немало примеров, когда подобная «усталость» приводила к непоправимым последствиям. Дело маньяка Михасевича. За совершенные им убийства было безвинно осуждено 14 человек. Одного из них приговорили к исключительной мере наказания, другой повесился в камере, третий «по ошибке» отсидел в тюрьме десять лет, четвертый полностью ослеп от побоев и условий содержания, отбыв в местах лишения свободы шесть лет… А дело уже упоминавшегося «потрошителя» Чикатило? И за его преступления отвечали другие. Некий Кравченко, например, был приговорен к расстрелу за убийство, которого он никогда не совершал. Об этом стало известно только после того, как наконец-то был схвачен ростовский маньяк.

Примеры подобной профессиональной «усталости», увы, можно продолжать. И нередко о таких недоразумениях правовой системы становится известно уже после того, как изобличается настоящий убийца.

— Проверялись десятки людей, — говорит Андрей Супруненко, — иногда мы шли по ложному следу, заходили в тупик. В ходе работы встречалось множество психически больных пьющих людей, не имеющих никакого алиби, характеризующихся как агрессивные, драчливые, склонные к жестокости и насилию. На таких «козлов отпущения» можно было легко повесить любые злодеяния. Но, к чести оперативников МУРа, в особенности ныне покойного руководителя отделения Эдуарда Лопатика, никаких злоупотреблений, «перегибов» не было допущено ни на одной из стадий расследования.

К поиску битцевского маньяка без преувеличения подключилась вся российская милиция. Оперативники Департамента уголовного розыска МВД РФ направили ориентировки в другие регионы страны. Были запрошены сведения об аналогичных преступлениях. В Федеральную службу исполнения наказаний послали специальный запрос. Необходима была информация о лицах, освободившихся в 2005 году, которые негативно высказывались об алкоголиках, проявляли по отношению к ним агрессию и жестокость.

326