«Следствие продолжается»

Люк я клал узором в одну сторону. А в ушки вставлял маленькие веточки. Хотел знать, заглядывал ли кто-нибудь в колодец без моего ведома?

Львов — хорошо знакомый приятель. После его убийства чувствовал себя «погано», как при убийстве Жолдышева. Первый и единственный раз мне стало жалко свою жертву.

Либо пить, либо убивать. Как вели себя жертвы, не влияло даже на мое настроение.

О Коновальцеве. Появились две женщины, после того как я его скинул в колодец, стали орать. Потом около этого места была «засада», и с тех пор я перестал пользоваться этим колодцем.

Мужчина по имени Вячеслав. Решил экспериментировать, и, кроме того, в лесу была милиция, поэтому повел Вячеслава на 16-й этаж жилого дома, откуда его и скинул. Мне не понравилось, слишком хлопотно. Я не пил, так как при употреблении алкоголя можно не прочувствовать сам момент убийства, ради чего я это все и делал…

Виричева, девочка не самого легкого веса, но самого легкого поведения.

Лобов, Поликарпов и Виричева — моя «недоработка».

Чудин — звал на помощь жену, и это меня поразило.

На совершение мною убийств влияли погода, мой рабочий график и дождь.

Убийство Захаровой. Единственный мотив: я решил перейти на женщин. Вышел на охоту, а она попалась. Преступления совершал в перчатках, так как не хотел «следить пальцами».

Мне нравилось ходить с ними по лесу, прежде чем я их убью. Мы разговаривали.

Убийство Ромашкина было показательным. Так как накануне в лесу поймали трансвестита и в СМИ опубликовали, что это «битцевский маньяк».

Я убивал потому, чтобы жить самому. Стоит убить — как сразу хочется жить. Убийство придает вдохновение, с ним просыпаешься с радостью. И чем человек ближе, тем приятнее его убить.

Ночью в лесу очень тихо. Народу почти нет, только собачники ходят. Когда труп лежит с проломленной головой, из нее выходит громкий противный хрип. Это могло привлечь внимание. А если сдвинуть мозг — хрип и дыхание прекращаются.

Я ни в чем не раскаиваюсь. Так как раскаяние — это когда ты сожалеешь о том, что сделал неправильно. А я считаю, что все делал правильно, поэтому ни в чем не раскаиваюсь».

— Приговор был оглашен 29 октября 2007 года, — вспоминает участвовавшая в процессе с первого до последнего дня старший прокурор отдела гособвинителей Управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры города Москвы Мария Семененко. — Присяжные признали битцевского маньяка виновным в 48 убийствах и трех покушениях. На основании вердикта присяжных, не подлежащего пересмотру, Мосгорсуд приговорил Пичушкина к пожизненному заключению в колонии особого режима. Суд постановил также направить маньяка на принудительное психиатрическое лечение по месту отбывания наказания.

354