«Афанасьич»

Люди сидят дома, в тепле, смотрят телевизор, а молодые в кино, в дискотеках, и театры и рестораны заполнены - нормальная городская жизнь. И все-таки странной печалью тянуло от пустынных молчащих улиц, которым не прибавляли жизни автомобили и троллейбусы. И тревожно горели неоновые ядовито-зеленые и кроваво-красные письмена, наделяя ночь косноязычной загадочностью: «апека», «парикхерая», «астроном», «улочна», «ыры», «ясо», «светское шпанское». Афанасьич начал играть, что его занесло на далекую планету, где азбука та же, что у нас, даже слова похожие, но все же другие, и неизвестно, что они значат. Жаль, что все закрыто и не узнать, что такое в этом мире «ыры», «ясо» и «улочна». Тут инопланетянин, который при всех отвлечениях внешней жизни всегда был начеку, заметил, что опаздывает, и вскочил в автобус.

- Кто там? - послышался за дверью милый голос.

Афанасьич вобрал в себя его звучание, просмаковал интонацию, в которой было недоумение, капелька тревоги, но куда больше ожидающего любопытства. Как это похоже на нее, от каждого жизненного явления ждать какой-то нечаянной радости. Вот кто-то постучал в дверь - звонок не работал, - и она, дрогнув напряженными нервами, в следующее мгновение подумала сердцем - не рассудком - о чем-то добром.

- Кто там? - повторила она, и по голосу чувствовалось, что она приняла молчание стоящего за дверью человека за милую игру.

- Афанасьич, - сказал Афанасьич и улыбнулся, зная, что она тоже улыбнется.

Дверь отворилась, и улыбки двух людей встретились.

- Милости просим, - сказала она. - Вы обо мне забыли. Думала, так и уеду, не попрощавшись.

- Как можно! - Афанасьич всплеснул руками. - Вы не думайте, что о вас забыли. Мы вас охраняли, за квартирой приглядывали.

- Заходите, - она жестом пригласила его в комнату.

11