Павел Нилин «Через кладбище»

Михась садится на бревно, ест. И Клавка присаживается подле него.

- Ну просто как супруга, - смотрит на них Мамлота. И, уже отойдя, смеется: - Вернешься, Михась, женим тебя на ней. Попрошу, чтобы Казаков отдал в приказе: так, мол, и так, вступили в законный брак. А после войны сами распишетесь в загсе.

Михась ест и, косясь на Клавку, как бы оправдывается перед Мамлотой:

- Я даже сам не знаю и удивляюсь - чего она ко мне вдруг…

- Но она-то знает, - смеется Мамлота. И уходит, тяжело опираясь на костыль.

А Клавка почему-то уже шепчет, хотя поблизости никого нет:

- Ты не слушай глупости, Михась. Вот мой "вальтер". Я даю тебе его на счастье. Я сама, честное комсомольское, очень счастливая. - Она кладет ему в карман стеганки небольшой трофейный немецкий пистолет.

- Да это же не "вальтер", - вынимает из кармана и разглядывает пистолет Михась. - "Вальтер" должен быть большой, почти как тэтэ…

- А я тебе говорю - это "вальтер". Только маленький. Вроде как дамский, - настаивает Клавка. И удивленно поднимает брови: - Неужели ты еще не видал маленькие "вальтеры"?

- Да видел я всякие… Дамский… Для чего это будет на войне дамский?

Клавка привстает с бревна, оправляет юбку, улыбается:

- Но дамы же тоже бывают на войне. И пистолеты, понятно, могут быть дамские…

Михась искоса и насмешливо взглядывает на Клавку:

- Ты, выходит, тоже - дама?

- Ну, не дама, - смеется Клавка, - но все-таки. А ты не разговаривай, Михась. Бери этот "вальтер". У меня другой есть. Бери. Я даю его тебе на счастье. У него полная обойма. Он как перышко легкий. И вообще - удобный во всяком случае. Ты его в любую минуту везде спрячешь. Если, понятно, тебя вдруг будут обыскивать. Там же, в Жухаловичах, на каждом шагу немцы.

11

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»