Павел Нилин «Через кладбище»

- Ведь что он теперь опять удумал? - услыхал Михась за своей спиной голос бородатого. - Он удумал опять ягдкоманды. Стало быть, надо понимать, по-русски - охотничьи команды. Набирает в них самых отборных своих солдат, вроде физкультурников. Добавляет к ним полицаев, тоже отборных сукиных сынов. И вот прочесывает таким способом леса, с пушками, с минометами. А толку - чуть. Партизаны как были, так и есть. И еще больше стало. В чем же дело? Не может он, стало быть, прочесать все наши леса? Не в силах? Ну вот вы, например, сидите на вашем пятачке. Не страшно вам, если он вас окружит?

Эти вопросы уже были прямо обращены к Михасю. Не отвечать на них было бы не любезно. И Михась пожал плечами:

- Кому страшно, а кому и не очень. Казаков правильно говорит: немцу должно быть страшнее, поскольку он на нашей земле.

- Вот то-то и оно-то. Вот это-то до слез и обидно, молодой человек, что он - на нашей земле, - придержал лошадку бородатый и вынул из-за пазухи кисет. - А ведь как недавно еще выхвалялись мы перед всем светом во всех газетах и по радио, что, мол, ни одной пяди своей земли не отдадим. А отдали-то, вон гляди-ка, полдержавы. И ведь вам, молодым людям, в школах, наверно, тоже объясняли учителя, что все, мол, у нас в истинном порядке и красиво, как во сне: Ворошилов на лошадке и Буденнов - на коне. А что получилось? Где, допустим, сейчас Москва и где - мы? Гитлер даже, получается, от нас в настоящее время поближе…

- Кому Гитлер поближе, тот пусть и целует его в это самое место, сердито завозился Михась, подгребая под себя солому. И опять пожалел, что не взял пистолета.

19

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»