Павел Нилин «Через кладбище»

Уж потом они разглядели на высокой, поставленной, наверно, еще до войны в честь Первого мая арке трех повешенных: мужчину, босого, в трусах, и двух женщин в нижних сорочках.

На черном полотне, протянутом через арку, белыми печатными буквами написано:

"МЫ ВОРОВАЛИ ВЗРЫВЧАТКУ,

ЧТОБЫ ПОДРЫВАТЬ НЕМЕЦКИЕ ПОЕЗДА.

НИКОМУ НЕ СОВЕТУЕМ ДЕЛАТЬ ЭТО".

- Где же они ее воровали? - вслух подумал Михась. И, заметив, что над его башмаком размоталась обмотка, стал поспешно и очень сосредоточенно заматывать ее.

Сазон Иванович слез с телеги, ласково похлопал все еще дрожавшую лошадку под гривой, потом провел ее под уздцы мимо арки. И, снова запрыгнув в телегу, тронул вожжи:

- А? Ты гляди, что делает! И опять же с удовольствием на скрипках играет.

Михась молчал.

- А ты что притих, присмирел? - повернул к нему тронутое синеватой бледностью лицо Сазон Иванович, когда они проехали Сачки. - Задумался разве? Или испугался?

- А вы, Сазон Иваныч, как себя чувствуете? Не боитесь?

- Ну как не бояться? Мы же, слава богу, живые. А живой всегда чего-нибудь боится. Вот возьми меня. Я нахожусь, можно сказать, между двух огней. Меня рано или поздно все равно обязаны повесить или же застрелить, то ли немцы, то ли свои же партизаны.

- Партизанам-то для чего вас вешать? Напротив, Казаков, вы знаете, как про вас сказал? Это золотой мужик, он сказал, вполне надежный.

25

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»