Павел Нилин «Через кладбище»

Офицер выпил после Сазона Ивановича из другого стаканчика и закусил кусочком сала, тоже после того, как сала отведал хозяин.

- Данке, - сказал офицер и резко разрубил воздух кожаной перчаткой: можешь, мол, ехать.

- Видал, как он проверил на мне, как на собаке, что выпивка и закуска не отравленные? - спросил Сазон Иванович, когда они отъехали. Культурность! Ничего не скажешь. Выпил, закусил и даже документы у тебя не проверил.

- А солдат только облизался, - заметил Михась.

- Ну это уж такое солдатское дело. Во всех державах. Только облизываться.

- А для чего, Сазон Иванович, вы вишневку с собой везете?

- Вот для этого и вожу. Если б не вишневка да не мой разговор, он, пожалуй бы, ссадил тебя сейчас с телеги с твоим аусвайсом и - в комендатуру. А там - разбирайся. Глядишь - и ножки уже болтаются, а головушка - в петле. Разговоришься…

- Ну уж вы начали и - поповскую дочь для чего-то приплели, и великую Германию.

- Глупо, что ли, считаешь? Значит, еще совсем молодой. Не понимаешь. А глупость другой раз всего сильнее за сердце берет. И лесть. Лестью можно тигра уничтожить. Уж на что есть люди высокого положения, словно каменно-железные, неприступные, а и то…

- Стой, стой! Стой, твою…

Михась похолодел, услышав злобную ругань.

Из-под моста появились, вылезли три полицая с повязками на рукавах и с винтовками наперевес - побежали за телегой.

33

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»