Павел Нилин «Через кладбище»

Издали послышался визг пилы. Но пильщиков не было видно. Их увидел Михась, когда телега поравнялась с развалинами элеватора. Здесь за развалинами стояли высокие козлы, на которых поместилось толстое бревно. Один мужик - наверху, на козлах, другой - внизу, у горы опилок, шаркали продольной пилой. Нарезали доски.

А возле них ходил обсыпанный по плечам опилками худой старик в мятой шляпе.

- Тараничев, - поглядел на него Сазон Иванович. И приподнял картуз: Доброго здоровья, Федор Федорыч. Бог помощь…

И старик махнул шляпой, поздоровался.

- Богатый был при нэпе мужчина, - объяснил Сазон Иванович, когда они проехали. - Десять лет, наверно, в лагерях где-то пробыл. И вот при немцах вдруг объявился. Дом строит. Женился тут на днях на старости лет на молодой красноармейке. Значит, тоже на что-то рассчитывает, располагает…

Все это, однако, мало интересовало сейчас Михася. Его поразили слова Сазона Ивановича о брате. И он только об этом думал. Наконец решился спросить:

- Кто же погубил вашего брата?

- Да разве одного моего брата… И вот немцы сейчас пишут об этом в своих газетках, колют нам глаза: глядите, мол…

- Немцы нам - враги, - сердито прищурился Михась. - Неужели мы будем слушать фашистов и читать их газетки?

- Но ведь люди-то наши читают, - вынул из передка телеги клочок газеты Сазон Иванович. - И эти газетки действуют против нас. Огорчают наш народ. И мешают нам воевать, поскольку люди наши не все соображают, где правда, а где вранье. Нет, Михась, подрастешь, тогда сам, если будет, конечно, возможность, разберешься. Не стану тебе головушку забивать…

37

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»