Павел Нилин «Через кладбище»

Михась дважды прошел мимо дома, стараясь издали разглядеть положение подковы над входной дверью. Убедившись, что подкова стоит как надо и цветок в горшке - на подоконнике, направился к воротам. И только дотронулся до кольца калитки, как на крыльце появилась "та женщина".

Уж лучше бы она ушла куда-нибудь. Уж лучше бы случилось с ней что-нибудь, чтобы Михасю никогда не видеть ее.

Все-таки Михась повернул кольцо "калитки и робко вошел во дворик.

Женщина, худощавая, высокая и, может быть, когда-то красивая, не смотрела на него. Занята была своим делом - полоскала что-то в тазике. Потом выплеснула воду из тазика прямо через балясник и увидела Михася.

- Ну что, опять явился? - сурово и жалобно спросила она, как он и ожидал.

- Здравствуйте, Софья Казимировна.

- Даже здороваться не хочу с тобой. И чего ты ходишь? Чего ты ходишь, Ирод? Чего опять высматриваешь? Остальных хочешь выманить? Да негодные они. Один - сухорукий, а второй - еле живой. Чахотка у него. Весь день лежит, кашляет.

- Василий Егорыч? - удивился и встревожился Михась.

- "Василий Егорыч"? - как бы передразнила женщина. И на длинной худенькой шее вздулась синяя жила. - Забирай его. Забирай нас всех. Мучители!

Из полуоткрытой двери вышел на крыльцо Бугреев.

- Ну, будет, Софушка, будет. Перемени пластинку, - сказал он. - Что ты, Софушка, опять пристала к хлопцу. Иди в дом. Здравствуй, Михась.

- Здравствуйте, Василий Егорыч!

51

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»