Павел Нилин «Через кладбище»

- Как же вы это сумели?

- Вот так и сумели, - засмеялся Василий Егорович. И опять закашлялся.

Он кашлял долго, согнувшись, отплевываясь. Переводил дыхание и снова кашлял, будто у него все рвалось внутри.

А Феликс, должно быть привыкший к затяжному кашлю отца, подробно рассказывал Михасю, как они сперва вот на этой тележке привезли сюда лебедку, установили ее на твердый грунт, потом протянули к болоту длинный трос, как отец вошел в резиновых сапогах в болото, осмотрел первую бомбу, обвязал, укрепил на досках ролик и велел крутить ему, Феликсу, и невестке Еве.

- Наша Ева, она как конь, - сказал Феликс. - Ты ее видел?

- Нет, - помотал давно не стриженной головой Михась. - Но бомба же могла взорваться. Как вы не побоялись?

Василий Егорович откашлялся, вытер губы и печально улыбнулся:

- Как, спрашиваешь, не побоялись? А как вот один наш знакомый хлопец не побоялся гранату немцам в столовую кинуть, в окно?

- Ну это другое дело, - сконфузился Михась. - А бомбу вот такую вытаскивать из болота - это же черт-те что. И вы их, значит, три штуки вытащили?

- Четыре, - ухмыльнулся Феликс. - Вон она, в лопухах, - четвертая. Ева одна ее вытащила. Ох, она здоровая! К ней полицай тут приставал. Хотел ее пощупать. Как она ему вдруг залепит по морде. Она их презирает. Говорит, даже немцы много лучше полицаев. Ей немцы нравятся…

- Довольно болтать! - прикрикнул отец.

- А что за полицай? - спросил Михась. - Откуда?

59

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»