Павел Нилин «Через кладбище»

- Нет, я ее люблю. Она хорошая, добрая, - запротестовал Феликс. - Но ей очень скучно без Виктора. Она только четыре месяца с ним пожила. Мама говорит: она скоро совсем сбесится оттого, что ей некуда девать свою силу. Она знаешь что недавно придумала?..

- Феликс, довольно! - крикнул отец. - Довольно болтать. Разговорился…

- Он не болтает, он рассказывает интересно, как доставали бомбу, слукавил Михась, чтобы защитить Феликса.

- Батя, но ведь это верно: Ева одна достала бомбу? - вопросительно посмотрел на отца Феликс. И кивнул на Михася: - Он хвалит Еву…

Василий Егорович зачем-то очерчивал первую бомбу поперек мелом. Поднял голову, нахмурился:

- Не за что ее особенно хвалить. Была хорошая девушка. И стала портиться. На глазах портится. У нее только пестрота в голове, разные кофточки и побрякушки…

- Все женщины такие, - солидно заметил Михась, чтобы поддержать разговор, заинтересовавший его. - Все хотят что-нибудь такое, - покрутил он пальцами около ушей.

- Все, да не все, - возразил Василий Егорович. - Немцы хитрее, чем мы о них думаем. Одних расстреливают и вешают, а других - молодых особенно хотят заманить в ласковые сети будто бы своей исключительной культурностью…

- Батя! - обрадовался возможности вставить слово Феликс. - Ева так и говорит. Когда, говорит, не понимаешь по-немецки, видишь только, как они зверствуют. А когда читаешь, говорит, их журналы и разговариваешь с ними по-немецки, то видишь, что они не все звери. Среди офицеров, говорит Ева, есть такие же, как мы, студенты, которые хотели учиться, но их привлекли в военные…

- Довольно, - оборвал длинную речь Феликса отец. - Ева говорит ерунду, а ты повторяешь…

- Я не повторяю, я рассказываю, что она говорит…

61

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»