Павел Нилин «Через кладбище»

- Нет, зачем же, Василий Егорыч, - сказал Михась. - Не надо ее рубить. Это хорошая вещь. Если не возражаете, мы ее так заберем. Это очень хорошая вещь. У нас в отряде есть парень один, слесарь, молодой. Он к этим чушкам взрыватели делает. Если ее закопать хорошо под железнодорожное полотно, вы знаете, какой получается эффект? Это ужас! Шреклих, как говорится по-немецки. Как фуганет, как фуганет! Только щепки от вагонов летят. Это очень красиво получается. Мы недавно две штуки таких прикопали под Барановичами…

- А как вы их отсюда заберете?

- Вот об этом я и хотел с вами поговорить, - смущенно произнес Михась. Смущенно оттого, что разговор о Еве несколько встревожил и насторожил его. Если эта самая Ева превращается в немецкую овчарку, как называют партизаны соблазненных немцами девушек, если она уже завела знакомство среди немцев, то, кто знает, выйдет ли все так, как надо, как намечает Казаков.

Михась помедлил, поправляя обмотку на ноге. Потом сказал:

- Если б, Василий Егорыч, у вас не было тут никого лишних, можно было бы…

- А кого ты считаешь лишним? - перебил Бугреев.

- Ну вот вы сами говорите, что у вашей невестки Евы всякие дела. И вы даже сами не знаете…

- Чего я не знаю? Что мне требуется знать, я все хорошо знаю! - вдруг вспылил Василий Егорович. И сердито посмотрел на Феликса: твоя, мол, болтовня. - Ты что, Миша, боишься, Ева побежит рассказывать немцам, что мы тут делаем? Ты этого боишься? Боишься, что я…

- Ничего я не боюсь, Василий Егорович. Но все-таки…

64

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»