Павел Нилин «Через кладбище»

Михась хотел бы рассказать о Саше Иванченко и Саше Иванцове, о том, что случилось с ними, когда они вытапливали тол. Но это было бы сейчас совсем не к месту.

Это понимает Михась. И все-таки, вспомнив о них, внезапно для самого себя говорит:

- Бывают очень храбрые ребята. Другой раз даже удивляешься, какие бывают храбрые…

Тележка, хорошо нагруженная и прикрытая ветками, легко катится с пригорка. Ее надо только придерживать. И для этого сзади у нее укреплены железные прутья.

Михась и Феликс держатся за эти прутья.

А Василий Егорович идет впереди и чуть сбоку, направляя тележку.

- Про кого это ты говоришь?

Михась думает о Саше Иванцове и Саше Иванченко, но говорит:

- Про Лаврушку - я такого вспомнил. Я вам не рассказывал про Лаврушку?

Василий Егорович поворачивает тележку, не откликается.

А Феликс, швыркая носом и толкая Михася плечом, просит:

- Расскажи. Ну, рассказывай.

Михась, однако, начинает не сразу. Ждет, когда тележка, лавируя меж могильных холмов по скользким глинистым тропинкам, выберется на сравнительно ровную березовую аллею. Он хочет, чтобы Василий Егорович, не отвлекаясь, мог услышать все подробности этой удивительной истории, которую Михась так и не успел рассказать Сазону Ивановичу. А история такая, что ее, кажется Михасю, все должны узнать.

- Василий Егорыч, - почти торжественно говорит Михась, будто начинает доклад, - у нас есть один парень - Лаврушка. Я вам про него не рассказывал?

- Да ты мне никогда ничего не рассказывал, - наконец откликается Василий Егорович. И по голосу можно угадать, что он чем-то опять раздражен.

72

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»