Павел Нилин «Через кладбище»

Он вдруг повеселел, как в былые времена, когда Михась учился у него.

Даже странным казалось, что он только что надсадно кашлял, будто умирающий.

Для Михася он снова был учителем, не сердитым, не строгим, даже ласковым, но таким, который невольно внушает свое превосходство ученику.

- Теперь смотри сюда. Эти головки открутишь и побоку их - вон туда, за склеп, в яму. И стаканы от снарядов - туда же. Потом присыпем эту яму. Чтобы не было никаких следов, в случае чего. Понятно?

- Полностью, - повеселел и Михась. Он откручивал одну головку за другой.

- Конечно, это пойдет у нас теперь скорее, чем раньше. Но, откровенно тебе скажу, это будет немножечко опаснее. Вот так, - поднял брови Василий Егорович. - Это надо иметь в виду. Скорость - дело хорошее. Но за скорость и на железной дороге приплачивают. Ведь печальнее всего, что мы не знаем всех тонкостей и секретов. Не знаем… - как бы это сказать? - той самой черты, за которой начинается, так сказать, опасность. Я смотрел в старых справочниках. Мало что полезного можно из них выудить. Сказано, при температуре такой-то и такой-то в закрытом сосуде происходит детонация. А как я могу узнать, какая тут температура? Градусника нет. Я могу это только чувствовать, угадывать.

Василий Егорович взял ненужный ему сейчас молоток, подошел к наковальне.

- Ну, ничего, Миша. Ничего. Трусы, как говорится, в карты не играют. Приноровимся…

- Вот только дым опять будет, - вздохнул Михась. - Дым у вас кашель вызывает.

- Дым? Ну какой тут дым! Ты смотри, как сделано. Дым уходит. Жарко только. Но это уже ничего не поделаешь. Пусть прогорят дрова. Потом будем разогревать на углях.

81

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»