Павел Нилин «Через кладбище»

11

Вода бурлит в котле.

А Василий Егорович все еще надрывно кашляет, одной рукой опираясь о наковальню. И Михась опять в затруднении, опять не знает, как быть, что предпринять.

Наконец он говорит в полной растерянности:

- Может, убавить огонь?

- Не надо, - сердито откликается Бугреев. - Погоди. Я сейчас. Я сейчас сам…

Он медленно спускается в яму. И Михась без размышления спускается вслед за ним.

Михась внимательно смотрит в котел, где, как крупные бесхвостые, безголовые рыбы, подрагивают в кипящей воде снаряды. Нет, Михась не испытывает тревоги. Даже рад, что теперь никто не гонит, не может прогнать его от котла. Он стал старше. На год стал старше. Никто теперь не скажет, что он - сопляк. Он такой же, как и все. И не верит, что может быть взрыв. Василий Егорович - опытный человек, был главный механик - не допустит до взрыва.

Бугреев не убавляет огонь. А напротив, прибавляет. Нажимает ногой на деревянную планку поддувала. Берет большие кузнечные клещи - вот они зачем нужны - и пододвигает снаряды к самому желобу.

- Порядок, - говорит он, увидев, как в желоб начинает тихо стекать пока из одного снаряда тонкая струйка светло-коричневой жидкости. - Какао, улыбается Василий Егорович, поддерживая снаряд клещами.

Михась смотрит на него сбоку, замечает его улыбку и сам улыбается. И хочет сказать что-нибудь ободряющее, хочет придумать, вспомнить что-нибудь хорошее, чтобы замять тот неприятный разговор о положении на фронтах, тревожный, ненужный разговор, обессиливающий сердце.

87

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»