Павел Нилин «Через кладбище»

Этот рассказ удивил Михася. Хотелось расспросить, что же такое говорил Сазон Иванович капитану и почему потом просил забыть его?

"Не стану тебе головушку забивать", - вспомнил Михась слова Сазона Ивановича. Но он все-таки, должно быть, забил ему головушку. И сейчас Михась хотел о многом расспросить Василия Егоровича. Но расспрашивать было вот в эту минуту неудобно.

Василий Егорович опять присел к котлу и уже не смеялся - был сосредоточенный и хмурый.

- Ох, брат, застудили мы снарядики! Надо прибавить немножечко жару. Я тоже, как Сазон, с чего-то разболтался…

Василий Егорович снова нажимал ногой на планку поддувала.

Дверь внезапно распахнулась настежь, будто ее рвануло сильным ветром.

В лампе задрожал, заколебался язычок пламени.

Это появился Феликс. У него, видно было, тряслись губы. Он смешно пошлепал губами, потом дрожащим голосом сказал:

- Батя, батя, немцы!

- Где немцы? - выглянул из ямы Бугреев.

- По Круговой едут. На мотоциклах. С фонарями.

- Где, где?

- По Круговой. Ева велела сказать.

- По Круговой? - смахнул ладонью пот со лба Бугреев. - Ну и пес с ними. Пусть едут. Не наше дело. Они каждый вечер ездят по Круговой. У них там казармы. Ты отвез тол?

- Отвез.

- Вот и молодец. Иди, опять поглядывай. Если что - придешь скажешь. Не волнуйся. Вот еще один. - Бугреев снова выбросил клещами из котла пустой снаряд. - Унеси его, Феликс, подальше, за склеп.

97

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»