Павел Нилин «Через кладбище»

Феликс обернул горячий снаряд паклей и понес из сторожки, говоря:

- Очень холодно стало. Ветер. И ноги зябнут. А немцы куда-то поехали. С фонарями…

- Не наше дело, - повторил Василий Егорович, опять сосредоточившись у котла.

Михась вынес ящик с толом и поместил на низенькую тележку, стоявшую у самых дверей.

- Феликс, - крикнул он в темноту, - отвези тележку!

- Сейчас, - ответил Феликс.

Из двух снарядов почти одновременно закапал в желоб на этот раз, казалось, какой-то густой, свинцового оттенка тол.

- Хорошо, хорошо, - повторял Бугреев, подвигая эти снаряды друг к другу. - Хорошо идет дело. Как на фабрике. Можно бы прямо здесь и мины делать. А что? Очень удобно. За одним теплом. Только надо достать градусник. Без градусника плохо. Дай-ка, Миша, еще попить. Жарко. Сейчас кончаем. Всего шесть штук осталось…

Михась подошел к ушату, наклонился, зачерпнул ковшиком уже совсем теплую воду почти с самого дна, понес Бугрееву.

В этот момент опять распахнулась дверь. Сильный ветер загасил лампу.

И впотьмах послышался почти плачущий голос Феликса:

- Батя, батя, я же тебе говорил! Говорил - немцы!

- Где? - спросил отец. Но это можно было уже не спрашивать.

Из окна было видно, как во тьме продвигается цепочка огней, и слышно близкое тарахтение и треск мотоциклов, отдаленно напоминающие пулеметную стрельбу. Они огибали кладбищенскую гору и приближались к сторожке. Дальше им ехать было некуда. Здесь тупик.

- Миша, в склеп, - посмотрел в окно Бугреев. - Беги скорее в склеп. И ты, Феликс, иди отсюда. Живо! Беги… Феликс, где ты? Уходи отсюда!

98

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»