Павел Нилин «Через кладбище»

- Не надо.

Михась, должно быть, еще не сообразил, как ему дальше действовать. Но ему понятно, что не надо через кого-то связываться с Сазоном Ивановичем. Он лежит задумчивый. И кто не знает, сколько ему лет, мог бы подумать сейчас, что ему под тридцать и что он давно уже серьезно нездоров.

Ева мажет ему желтовато-коричневой, цвета тола, мазью бровь, нос, ухо и уголки губ. Мазь едучая и плохо пахнет.

- Завязывать не будем, так лучше подживет, - говорит Ева. - Полежи. Постарайся уснуть. А я уйду ненадолго. У меня еще есть дела. Но ты не бойся, я недалеко уйду. Я здесь близко буду. Не волнуйся, спи. Все будет хорошо.

16

Только вечером Ева вывела Михася во двор.

- Надо подышать воздухом. И немножко походи, если можешь. Нет, сначала посидим немножечко.

"Немножечко" - это любимое слово Василия Егоровича. Ева, наверно, у него переняла это слово.

Они садятся на завалинку около крыльца.

Тихо вокруг. Одиноко стоит дом Бугреева у давно затихшей дороги.

Михась вспоминает про себя, как вот отсюда, от этого вот крыльца, Василий Егорович повел их с Феликсом через картофельное поле к оврагу, где он, Михась, впервые услышал о Еве, которая будто бы одна вытащила из болота огромную бомбу, четвертую по счету.

143

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»