Павел Нилин «Через кладбище»

Они идут к оврагу не тем путем, каким шли тогда с Василием Егоровичем.

Ева, когда переносила тол, выломала в заборе штакетины - и путь теперь стал короче.

- Вот это тоже надо приколотить, - говорит она. - Завтра приколочу…

Она говорит это, как бы извиняясь перед кем-то, как бы ожидая, что, может быть, сам Василий Егорович еще вернется в свой дом. А он где-то, вот здесь недалеко, схоронен, где-то недалеко от тех могил, в которых хранились и сейчас хранятся собранные им снаряды. Надо бы забрать их отсюда. Надо придумать, как их забрать. Лучше всего поговорить с Сазоном Ивановичем. Он, пожалуй, их отвезет. А Ева укажет могилы…

- Осторожнее иди, - говорит Ева. - Здесь ботва. Она, как проволока, впотьмах цепляет за ноги. Можешь упасть. - И притрагивается к локтю Михася. - Боже мой, боже мой! Я привыкнуть не могу к тому, что ты уже ходишь. Еще утром был почти мертвый. И уже ходишь. Не трудно тебе? Не устал?

- Нисколько.

- Это же просто чудо… Нас учили в институте, что больным после шока нельзя напоминать о прошлом их состоянии. Но я считаю это глупостью. Смотря какие больные. Если мужественные люди, их ничем не испугаешь. Я считаю тебя мужественным. А как же иначе? Я уважаю и люблю только мужественных людей. Вот ты, например, ведь совсем молодой человек. Сколько тебе лет?

- А что?

- Какой странный. Не хочешь даже сказать, сколько тебе лет. Ведь это только женщины скрывают свой возраст. А я, женщина - и не скрываю. Мне сегодня исполнилось уже двадцать два года…

- Это тоже немного, - говорит Михась. - Вот если б сорок два, тогда плохо…

145

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»