Павел Нилин «Через кладбище»

Михась молчит.

- Ты почему молчишь? Тебе трудно говорить?

- Нет, я просто думаю.

- Просто думаешь? Ну, думай. Может быть, лучше сядем?

- Нет, я хочу посмотреть на сторожку.

Ева так спокойно разговаривает с Михасем, так уверенно ведет его по буеракам, как будто немцы давно уже ушли из этих мест, как будто и война кончилась.

Они выходят на узкую дорогу, где не разъедутся, пожалуй, два автомобиля, две телеги.

По этой дороге двигались немецкие мотоциклисты в тот вечер. Ева показывает место, где их обстреляли партизаны.

- А Эрика убили у часовни. Он ехал третьим в колонне. Он хотел развернуть мотоцикл. В это время его убили.

Михасю абсолютно все равно, где убили этого Эрика. Убили и убили. И спасибо, что убили. А Ева зачем-то рассказывает подробности.

- Ну кто это мог видеть, как это было? - почти раздраженно говорит Михась. - Никого же здесь не было…

- Мне рассказывал это один полицейский. А ему рассказали немцы. А Эрика многие знали в Жухаловичах. Его команда тут давно, почти с прошлой зимы. И он был известный танцор…

- Значит, свое оттанцевал. Пусть не жалуется. Мы его не звали на танцы, - хмуро говорит Михась. - Будет время - и остальные оттанцуют…

Михась обозлен. И не на Эрика какого-то, а на Еву. Зачем она все это ему рассказывает? Неинтересно это все Михасю.

Они подходят к сторожке. Стены ее, каменные, сохранились. Вырвало только крышу, и она - железная, куполообразная - повисла сбоку, как огромная шляпа.

147

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»