Павел Нилин «Через кладбище»

Внутри сторожки образовалась глубокая воронка - глубже той ямы, что была. Завалило кирпичами и землей и верхнее горно и верстак.

Ева не рассказывает, где лежал Василий Егорович. И Михась не спрашивает. Не хочет спрашивать. Обходит сторожку. Останавливается у горбатой горы из досок.

- А я где был?

- Вот здесь, почти в самом центре, - показывает Ева и поднимается на доски.

- Значит, здорово меня шарахнуло.

- Мягко говоря, - добавляет Ева.

- Это и вытащить меня было трудно.

Михась больше не может сердиться на Еву. Опять подходит к сторожке. Останавливается у пролома двери. Дальше не пройдешь.

- А это, - говорит он, - ерунду вы немцам рассказываете, будто мина или снаряд попались в железном ломе. Немцы тоже не дураки. Поймут, что это ерунда. Если считать, что тут сработала мина, то она была очень большая и глубоко прикопанная. Значит, по-другому говоря, сторожка была заминирована. А кто и зачем ее заминировал - это уж вы не обязаны знать. Здесь же воинские части стояли. Батарея была. Вот о чем надо говорить. Это уже походит на правду. И вы тогда тут ни при чем…

Михась оглядывает место взрыва как специалист, как человек, которому не однажды приходилось производить и не такие взрывы. На какое-то время он даже забывает всю скорбную сущность происшедшего. Хотя этого забывать нельзя.

Ева трогает его за локоть:

- Все-таки я свинья, что повела тебя сюда. Ты, наверно, устал?

148

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»