«Грани русского раскола»

в 1868 году, уже содержится прямая ссылка на то, что действие разворачивается в сугубо православной среде господствующей церкви1.

Над староверческой тематикой, но в этнографическом ключе, работал и другой литератор – С.В. Максимов (1838 — 1901). Будучи сыном мелкопоместного дворянина Костромской губернии, он с детства познакомился с окружавшей его крестьянской средой. Учась в Московском университете, будущий писатель сближается с редакцией «Московитянина», а точнее – с молодым кружком во главе с А.Н. Островским. Именно здесь любовь ко всему народному получила у него творческое развитие. С.В. Максимов начинает публиковаться, помещая в журнале небольшие, но яркие рассказы о деревенской и городской жизни. Они не остались без внимания аудитории. Достаточно сказать, что их отметил И.С. Тургенев, который призвал начинающего писателя активно участвовать в становлении нового литературного направления – изучения русского народа. Следуя этому пути, в 1855 году С.В. Максимов предпринимает поездку во Владимирскую губернию, где приступает к изучению промысла, быта и тайного языка офеней (коробейников, ведущих мелкую торговлю). Как известно, эта категория торговцев выработала особые речевые коммуникации, позволяющие им вести свои дела, оставляя в неведении непосвященных. Молодой этнограф сближается с офенями, настойчиво преодолевая их подозрительность и завоевывая доверие. В результате ему удалось записать более тысячи слов тайного языка торговцев, большую часть которых составляли представители староверческой среды. Это был не теоретический, не книжный, а первый по-настоящему практический опыт изучения народных торговых сетей, организованных силами раскола и составляющих неизвестную доселе часть российской действительности.

Дальнейшее очное знакомство С.В. Максимова со старообрядчеством произошло в рамках литературной экспедиции, инициированной властью сразу после смерти Николая I. Своеобразие этой экспедиции состояло том, что ее проводили не чиновники, как ранее, а уже известные российскому обществу писатели2. Максимов

1 См.: Островский А.Н. На всякого мудреца довольно простоты. Т. 5. М., 1950. С. 152 // Там же.

2 В 1855 году Великий князь Константин Николаевич, младший брат Александра II, задумал необычное по тем временам предприятие. Он поручил ряд экспедиций молодым писателям, которые уже заявили о себе в обществе. За каждым закреплялся отдельный регион: Островскому предоставлено описание верхней Волги, Потехину – средней (до Саратова), Писемскому – нижней Волги, Максимову – север страны, Афанасьеву-Чужбинскому – юг, Михайлову – Урал. Великий князь Константин Николаевич, будучи контр-адмиралом, преследовал свои прагматические цели: для реформы флота выяснить, где население занимается промыслами на воде и откуда эффективнее всего брать людей в матросы. Для этого требовалось описать местных людей, их быт, привычки и традиции // См.: Пыпин А.Н. История русской этнографии. Т. 2. СПб., 1891. С. 56-57.

41