«Грани русского раскола»

это было хождение не просто в народ, а хождение в раскол. Именно так и никак иначе задумывали и обосновывали его отцы-вдохновители А.И. Герцен, Н.П. Огарев и М.А. Бакунин. Их идеи легли в основу практической деятельности многих энтузиастов из студенческой среды, за свое стремление в российские просторы прозванных «деревенщиками». Задача состояла в прояснении староверческого сознания и в организации сил в правильном направлении. Многие думали, что, учитывая бунтарскую родословную раскола, достаточно двух-трех, в крайнем случае пяти-шести, лет – и социальная революция в России станет явью.

«Хождение в народ» как массовое явление началось в 1870-х годах и продолжалось почти до конца десятилетия1. Энтузиазм его участников был связан с раскрытием внутренних сил староверчества – давнего врага самодержавия. Мы не нашли об этом никаких упоминаний в советских исследованиях2 - что вызывает удивление, поскольку материалы имеются. Вот, например, О.В. Аптекман в своих воспоминаниях о народнической организации «Земля и воля» говорит прямым текстом: «…В круг обязанности «деревенщины» входила деятельность среди раскольников и сектантов, на которых мы в то время возлагали большие надежды. В нашей программе раскол

1 См.: Иванов-Разумник Р. История русской общественной мысли. Т. 2. СПб., 1907. С.  104. Вообще «хождение в народ» подразделяется на два этапа. Начиналось все с кратковременных поездок в различные губернии, уезды, селения с постоянной сменой мест. Однако затем было признано, что такая практика не способствует качественной агитации. Тогда вместо агитационных набегов стали переходить на организацию поселений – небольших колоний, которые устраивались уже с расчетом на более или менее продолжительную работу в конкретном месте. Под видом учителей или врачей молодежь поселялась в деревни, ведя агитационную деятельность. Зачастую осваивались и рабочие профессии, с помощью которых налаживались отношения с населением.

2 См., например, известные и обстоятельные монографии: Итенберг Б. Движение революционного народничества. М., 1965; Филиппов Р.В. Из истории народнического движения (1863-1874 г.г.). Петрозаводск, 1967. В них подробно разбирается «хождение в народ», позиции различных течений в народничестве, степень влияния кружков, групп, действовавших в губерниях и т.д. Однако о расколе речи не ведется вообще. Такая тема отсутствует даже при обращении к идейным позициям А.И. Герцена и М.А. Бакунина. Лишь крайне глухо говорится о роли религии в народническом движении, в том смысле, что некоторые участники говорили о трудностях налаживания контактов с населением без священного писания // Итенберг Б. Указ. соч. С. 354-355; Филиппов Р.В. Указ. соч. С. 196-197, 211.]

69