«Грани русского раскола»

верноподданническими фразами и заканчивающийся весьма любопытным признанием, что слов для выражения нежных чувств и любви к августейшему дому у них как раз и нет…1 Нужно отметить, что вообще беспоповцы гораздо реже обращались к властям: у них отсутствовала потребность в устойчивой церковной инфраструктуре и, следовательно, в разрешительных процедурах.

В 60-70-х годах отношение власти к русскому расколу скорее можно охарактеризовать как нейтральное. Все же Александр II, при всем своем спокойном отношении к староверию, не очень-то жаловал представителей этого малопонятного ему мира. Например, известна его резкая отповедь наследнику престола, который поддержал заявку московской группы на приобретение Николаевской железной дороги; отец долго наставлял сына по поводу того, с кем не следует связываться2. Личный друг Александра II – Министр двора князь А.В. Адлерберг – отклонял заманчивые денежные предложения раскольников: мол, если император узнает о подобных связях, то это может сильно повредить их дружбе3. Однако трагедия 1 марта 1881 года изменила многое, в том числе и отношение к расколу. Буквально на следующий день после взрыва бомбы в Петербурге выяснилось, что один из двух погибших с императором охранников – старообрядец из казаков. Его родственники настаивали на похоронах по раскольничьему обряду; К.П. Победоносцев выступил против, считая это оскорблением памяти императора – главы господствующей церкви. Но новый самодержец проигнорировал предупреждение обер-прокурора Синода и разрешил погребение по желанию родственников4.

Благосклонное отношение к расколу со стороны нового императора не замедлило проявиться и в государственной жизни. Именно при Александре III вышел в свет один из самых либеральных законодательных

1 См.: Адрес старообрядцев-беспоповцев прихожан Преображенского богадельного дома в Москве Александру II по случаю 25-летия его царствования (107 подписей) // ГАРФ. Ф. 678. Оп. 1 .Д. 58. Л. 1.

2 См.: Уортман Р. Указ. соч. С. 253-254.

3 В феврале 1865 года один раскольник, прибыв в Петербург с каким-то прошением, обратился к А.В. Адлербергу, прося его посодействовать нужному решению. За эту услугу графу было предложено 100 тыс.руб. взаймы, на какой угодно срок. Опасаясь гнева императора, А.В. Адлерберг все же отказался // См.: ГАРФ. Секрет, архив. За. Д. 1508. Л. 8-9.

4 См.: Дневник государственного секретаря Е.А. Перетца (1880-1883 годы). М-Л 1927. С. 29.

219