«Грани русского раскола»

режиму понималась в них по-разному, в своей деятельности они так и не смогли преодолеть эти узкие рамки. На протяжении многих лет полиция фиксировала деятельность небольшого круга лиц, наблюдение за которыми не вызывало больших затруднений1. Усилия либералов снизу концентрировались, главным образом, вокруг создания печатного органа по образцу «Колокола» А.И. Герцена. Но, не смотря на энтузиазм, дело долго не двигалось с мертвой точки. Наконец решили издавать журнал «Земский собор», предложив участие в нем известному народнику эмигранту П.Л.  Лаврову. Однако тот отказался, ограничившись поздравлениями со вступлением на поприще благородной борьбы2. Поэтому вполне справедлив диагноз полиции: «Либералы играют самую жалкую роль и, ограничиваясь праздной болтовней, не могут решиться, по свойственной им трусости, ни на какой серьезный шаг; исключение составляет только серьезный и достойный уважения кружок, не превышающий 10-15 человек, которые действительно готовы жертвовать и своим состоянием, и своим положением»3.

Подобная ситуация была с группами социал-революционеров и социал-демократов, которые трансформировались из народнического движения. Даже террористические акты (в том числе против Александра II), практиковавшиеся некоторыми революционерами, производя громкий эффект, не сотрясали основ самодержавия. Как говорил Л.А. Тихомиров, один из лидеров движения, перешедший затем в лагерь правительства, «революционеры есть, они шевелятся, и будут шевелиться, но это не буря, а рябь на поверхности моря»4. Социалисты вели теоретическую работу, плоды которой – в виде книг о перспективах марксизма в России презентовали друг другу. Выпускались листовки, по незначительности тиражей

1 Характерен пример, известного в будущем кадета Ф.И. Родичева, который с середины 70-х годов XIX века проявлял недовольство самодержавием, распространял разные конституционного петиции. Ему воспрещалось жительство в обеих столицах и университетских городах, а также участие в сословных собраниях и выборах. См.: Справка о Родичеве Федоре Измайловиче (1856 г.р.) // ГАРФ. Ф. 102. 1905. Д. 999. Ч. 43. Л. 13-15.

2 См.: ГАРФ. Ф. 102. 1898. Д. 6. Ч. 47. Л. З-Зоб., 74-75.

3 См.: Донесения чиновника МВД по особым поручениям Рачковского. 16-28 октября 1894 года // Там же. Л. 75.

4 См.: Тихомиров Л.А. Почему я перестал быть революционером?. М., 1896. С. 24.

287