«Грани русского раскола»

и вдова не получила никаких знаков сочувствия; такое произошло, пожалуй, единственный раз1.

Очевидно, что Святополк-Мирский, будучи довольно слабым руководителем, оказался просто не в состоянии реализовать столь непростое для царского сановника дело2.

Зато другая, куда более мощная фигура на волне высоких совещаний начала декабря 1904 года, решительно устремилась в самую гущу событий. Речь идет о С.Ю. Витте, которому было суждено стать одним из активных деятелей этой бурной поры. Напомним, что бывший Министр финансов с августа 1903-го пребывал на посту Председателя Комитета министров, лишенного тогда реальных полномочий. Как писал в начале августа 1904 года А.С. Суворин, Витте постоянно обдумывал свое возвращение на первые роли, готовил с этой целью программу3. Шанс появился у него с назначением П.Н. Святополка-Мирского: тот, озабоченный курсом доверия, охотно пошел на контакт с Витте, находя в нем поддержку своим начинаниям. По свидетельству В.Н. Коковцова, осенью 1904 года ни дня не проходило без встречи между ними4. В результате незадачливый Министр внутренних дел очень просил Николая II привлечь Витте к участию в работе совещания5. Хотя в верхах было известно, что император не жаловал своего бывшего фаворита. Как утверждал, начальник походной военной канцелярии Е.И.В. А.Ф. Гейден: «государь Витте не любит»6. А близкий к Витте князь А.Д. Оболенский писал, что тот и сам чувствовал некоторое недоверие со стороны царя7. Не удивительно, что с момента отставки с поста Министра финансов в августе 1903 и до начала 1905 года

1 См.: Мусин-Пушкин В.В. Воспоминания // Архив Дома русского зарубежья им. А.И. Солженицына. Ф. 1. Оп. 1. Д. 180. Л. 67.

2 Например, чиновник МВД В.И. Гурко следующим образом характеризовал П.Н. Святополк-Мирского: «Едва ли не отличительной его чертой было желание жить со всеми в мире, и чувствовать себя окруженным благожелательной атмосферой… Он просто по основному свойству своего характера не только не был склонен к принятию каких-либо и кого-либо раздражающих мер, но вообще был лишен того, что называют хваткой».  // Гурко В.И. Черты и силуэты прошлого. М., 2000. С. 351.

3 См.: Дневник Алексея Сергеевича Суворина. М., 1999. С. 467.

4 См.: Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1903-1919 годы. Кн. 1. С. 58.

5 См.: Шипов Д.Н. Воспоминания о пережитом. С. 303.

6 См.: Киреев А.А. Дневник. 1905-1910 годы. С. 19.

7 См.: Из дневника князя А.Д. Оболенского // Красный архив. 1925. №4-5 (11-10). С. 75.

304