«Грани русского раскола»

был бы невозможен в отсутствие соответствующего фона – и не столько в стенах Государственной думы, сколько в широких общественных слоях. Поэтому повышение политического градуса в обществе становилось заботой тех, кто располагал для этого необходимыми ресурсами. Как именно это следует делать, еще в 1905 году продемонстрировала московская купеческая буржуазия. И теперь ее связи с радикальной публикой пришлись как нельзя кстати. В то время, когда А.В. Кривошеин подготавливал высочайшие рескрипты и записки, купеческая элита мобилизовала революционные кадры. Ряд московских капиталистов во главе с товарищем председателя ГД А.И. Коноваловым собирали представителей социалистических партий для координации своих действий и информирования. На одной из таких встреч присутствовали 27 человек; наиболее актуальным для них был, разумеется, вопрос финансирования партийных организаций1. Так, В.И. Ленин, получавший известия от участника этих мероприятиях большевика И.И. Скворцова-Степанова, откровенно просил того не брать меньше десяти тысяч рублей2. Добавим, что после революции это был далеко не первый контакт социал-демократов с московским купечеством. Как свидетельствуют архивные документы, в 1910 году П.П. Рябушинский передал 12 тысяч рублей на проведение очередного съезда РСДРП (съезд так и не состоялся). Полиция сопроводила эту информацию комментарием: «Откровенно говоря, причислять Рябушинского к партии социал-демократов никто и не подумает, но взять с него деньги на такие дела более чем легко»3. Купечество постоянно финансово подпитывало и местные комитеты социал-демократов. Возьмем, например, Уральский регион. В Перми регулярную поддержку партии оказывал уже упоминавшийся Н.В. Мешков;

1 См.: Записка по общественным движениям за первую половину 1914 года // ГАРФ. Ф. 63. 1914. Д. 49-52; Володарский А.М. Ленин и партия в годы назревания революционного кризиса. 1913-1914 годы. М., 1960. С. 40-41.

2 См.: Письмо В.И. Ленина к И.И. Скворцову-Степанову. 24 марта 1914 года // Исторический архив. 1959. № 2. С. 13.

3 См.: ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1910. Д. 240. Л. 7. В начале июля РСДРП собиралась созвать свой всероссийский съезд (около 200 человек). Обязательство гарантировать безопасность его проведения брали на себя финны; но они поставили условием, чтобы на съезде в обязательном порядке председательствовал М. Горький. Однако руководство эсдеков отказалось, поскольку писатель не числился ни в одной районной организации партии, а потому никакого официального положения на съезде он занимать не мог. Финнов такой ответ не устроил // Там же. Л. 5-6.

429