«Грани русского раскола»

боевых действий с Германией кардинально изменило внутриполитическую атмосферу. Патриотическая риторика захлестнула общество, рабочие волнения мгновенно сошли на нет, дума во имя победы согласилась перервать работу на неопределенный срок. Ее Председатель М.В. Родзянко в верноподданническом порыве вообще предлагал распустить законодателей до завершения войны, «чтобы не мешали»1. Нечто подобное происходило и в Германии – вся страна сплотилась вокруг кайзера Вильгельма II. Даже немецкая социал-демократическая партия, крупнейшая организация II Интернационала, с легкостью отбросила международную рабочую солидарность и предпочла сосредоточиться на сугубо национальных интересах.

В России же продавливание реформаторского курса пришлось отложить до лучших времен. Московское купечество с началом военных действий незамедлительно увлеклось перспективным для себя делом – борьбой с германским и австрийским влиянием. Оно выступило с инициативой о невыдаче поданным вражеских государств промысловых свидетельств, о подчинении особому контролю немецких акционерных и страховых компаний. А главное о причислении в купечество лишь с согласия самих купеческих обществ. Это ходатайство деловая депутация биржевого комитета торжественно огласила перед Николаем II в бытность его в Первопрестольной в октябре 1914 года2. Другой участник парламентского проекта А.В. Кривошеин также не терял время зря; оставаясь ключевой фигурой в Кабинете министров, он продолжал наращивать свое влияние. Кстати, именно по его настоянию Николай II переименовал столицу России Петербург в Петроград, чему многие в верхах противились3. В феврале же 1915 года во внутриполитической жизни России произошло знаковое событие: А.В. Кривошеин добился того, чтобы вместо скончавшегося Л.А. Кассо4 Министром народного просвещения был назначен

1 См.: Барк П.Л. Воспоминания // Возрождение. 1965. Кн. 160. С. 87.

2 См.: РГИА. Ф. 23. Оп. 7. Д. 766. Л. 57.

3 См.: Тхоржевский И.И. Последний Петербург. Воспоминания камергера. СПб., 1999. С. 177-179.

4 Нелюбимый Кривошеиным министр народного просвещения Л.А. Кассо при объявлении Германией войны России оказался на немецкой территории и был арестован как официальное лицо вражеской стороны. С месяц его продержали в плену, когда все же он сумел вернуться на родину, его здоровье оказалось подорванным, и он не смог оправиться от этих потрясений, скончавшись в возрасте около 50 лет // Таубе М.А. «Зарницы». Воспоминания о трагической судьбе предреволюционной России. 1900-1917 годы. М., 2007. С. 183.

435