«Славянский разлом»

Конечно, романовские апологеты дистанцировались от данных фактов, рассуждая о формировании новой общности, где всё было, как слеза, православно. Коренные народности с готовностью вливались в неё, разумеется, из-за отсталости не на ведущих ролях. Вообще пришельцам с Киевщины крупно повезло, поскольку северо-восток населяли миролюбивые финно-угорские племена, расположенные к православию. А вот совсем другое дело — тюркские народности, объявленные «погаными», коварными, ни на что не способными. Потому-то в других частях обширного Волжского бассейна и не прослеживается следов «родной» Киевской Руси, так как цивилизованные люди не могли иметь с тем населением ничего общего. На самом деле юго-западным агрессорам просто удалось закрепиться только в верховьях Волги и её притоках, а основная же часть Великой реки — средняя и южная — оказалась им не по зубам. Хотя сведениями о захватнических походах туда от легендарного Кия до поздней россыпи князей пестрят летописи и польские хроники.

Огромная по отношению к Киевской Руси территория как бы делилась на две половины: северо-восточная — «хорошая», юго-восточная — «плохая». То есть насколько к покорённым финно-уграм относились позитивно, а точнее снисходительно, настолько же негативно воспринимались непокорные тюрки. Так вбивался клин в уникальную этнографию обширного Волжского бассейна, здесь истоки противопоставления, разделения братских народов, выросших из одного корня. Где колонизаторы сумели зацепиться и распространить влияние со всеми сопутствующими атрибутами — там «свои», а где нет — то там «чужие». Так начали кромсать наши народности, сортируя их в угоду захватническим интересам.

21