«Славянский разлом»

«Здесь нельзя не сказать и о появлении в это время концепции "Москва — третий Рим", по которой четвёртому Риму не бывать. Эта привлекательная идеологема весьма популярна в патриотических кругах со времён воцарения Романовых. Исследователи давно заметили, что несмотря на повышенный пропагандистский шум вокруг неё, она не находила широкого практического применения в государственной практике Московии. Причина в том, что использование этой концепции, на деле грозило превратить Россию в оружие западных государств. Ведь объявление Москвы наследницей Византии сразу сталкивало её с Османской империей, что и являлось целью католического мира.

Напомним, что Турция к тому времени завладела юго-восточным углом Европы и намеревалась продвинуться дальше. Её вторжение превратилось в общеевропейскую угрозу. Поэтому западные державы и римский престол уже давно пытались, начиная с женитьбы Ивана III на Софье Палеолог, столкнуть лбами Россию и Турцию. Камнем раздора между ними и должна была выступить историческая миссия Москвы как — преемницы Византии. Запад буквально толкал Ивана IV на Восток, чему всячески содействовал полонизированный (литовско-украинский) клан в окружении ещё молодого царя.

Идея преемственности с Византией способствовала и ещё одной важной цели — возвышала Киевскую Русь, через которую эта преемственность и реализовывалась. А это, в свою очередь, открывало невиданные перспективы для литовско-польского клана. В свете родства с Киевской Русью потомки последней превращались в самых что ни на есть коренных жителей, олицетворявших собой исторический и духовный путь страны». А значит, именно они имели полное право на властное первенство. С другой стороны, все, кто по происхождению не ассоциировался с Литвой и Украиной, априори отодвигались как бы на второй план. В этой ситуации их государственную идентификацию следовало уточнить, а точнее, пересмотреть.

57