«Славянский разлом»

Однако в голове Брюховецкого всё хорошо уложилось. Он быстро привлёк понятливых и деятельных помощников в лице старшины Самойловича и архиепископа Барановича. Те также рониклись старой константинопольской идей связать судьбу Украины с Москвой, с выгодой легитимируя основы романовского режима. По сравнению с такими перспективами игры в независимость выглядели детскими шалостями. Но даже после этого Брюховецкий соблазнился предательством, решив воспользоваться недовольством населения Андрусовским перемирием и попытаться встать во главе объединённой Украины. Несмотря на эту осечку, сотрудничество казацких старшин и осевших в Москве их собратьев налаживалось. В 1669 году на раде в Глухове заинтересованные стороны совместно выработали так называемые особые условия. По ним московские воеводы назначались лишь в некоторые города, причём без права вмешиваться в суд и управление. Москва отказывалась от введения податного оклада на Украине, то есть последняя вообще освобождалась от уплаты налогов в казну!

Казацкую верхушку жаловали московским дворянством, а к польским помещикам, пожелавшим покинуть Левобережье, отнеслись крайне заботливо: им выплачивалась в рассрочку огромная сумма — один миллион рублей, — хотя те претендовали и на большее. То есть победители выплачивали компенсацию побеждённым, что, пожалуй, не имеет аналогов в международной практике. Недоумений, правда, становится гораздо меньше, когда мы узнаем, кто вёл переговоры с польской стороной. Ключевую роль здесь сыграли крупные московские сановники, посланные проводить романовскую политику, — Ромодановский, Желябужский, Ладыженский, Барятинский и им подобные. Чего иного можно было ожидать от этой «московской» знати? Ответ на этот вопрос вряд ли вызовет затруднения. Зато в свете сказанного требуется прояснить известный тезис о присоединении Украины к России, вызывающий гнев у разномастных украинофилов. Не лучше ли озаботиться совсем другим вопросом: может, это Россию присоединили к Украине, чего нам до сих пор не дают осознать?!

118