«Славянский разлом»

Союз с Украиной повлёк за собой и крупные внешнеполитические перемены. Москва нашла немало точек соприкосновения со многими европейскими державами. Общим стали планы антитурецкой коалиции, традиционно патронируемой римскими папами. Напомним, что ещё с XVI столетия Ватикан стремился втянуть Московию в борьбу против Османской империи; однако все попытки оканчивались безрезультатно. Романовы отнеслись к этому совсем иначе. Уже в начале 1640-х годов Михаил обозначал готовность к войне, даже объявлял сбор, но тогда из-за дефицита сил кампания не сложилась. Ныне Алексей не мог упустить возможность окончательно оставить в прошлом внешнеполитическую изоляцию. Планируемые действия против турок захватили правящую верхушку. Даже на рождение будущего Петра I при дворе составили гороскоп, по предсказанию которого тот одержит блестящие победы над османами.

Пробным камнем стал первый прямой конфликт с южным соседом 1676-1681 годов, коего с нетерпением ожидали в Европе. Внешнеполитический разворот Романовых заметно смягчил отношения московского правительства и с Польшей, которая стремительно теряла статус заклятого врага, переходивший к Турции. В начале 1670-х годов Варшава и Москва впервые обменялись посольствами. Даже уход Ордин-Нащокина ничего не изменил. Его место занял другой фаворит царя Артамон Матвеев с аналогичными идейными предпочтениями. Он женился на перешедшей в православие шотландке из Немецкой слободы, что тогда выглядело не только экзотикой. Именно с его воспитанницей Натальей Нарышкиной (Раевской) вступил в брак царь Алексей (первая супруга Мария Милославская скончалась в 1669 году).

Так началось известное противостояние двух семей, перипетии которого определяли расклады в верхах конца XVII века. Романовских историков буквально захватывало подробное и бережное их описание. Они красочно рассказывали о братьях и сёстрах Милославских, о крепнущем Петре, вместе с которым крепло государство. Однако при этом из поля зрения ускользало то, что эта борьба за трон представляла собой соперничество в рамках украинско-польского междусобойчика. И многочисленные Милославские, и Раевская с сыном Петром, несмотря на вражду, собирались продвигать один и тот же курс.

119