«Славянский разлом»

государь — только в этом случае всё будет исполнено. В Астрахани это расценили как оскорбление и послали против атамана подполковника И. Ружицкого, перекрещённого поляка. Кстати, ещё большее раздражение данный эпизод вызвал в Москве, где решили заменить уронившего достоинство воеводу на другого — И. Прозоровского.

Предусмотрительный Разин не стал ввязываться в конфликт и в марте 1669 года покинул российские пределы: больше года о нём ничего не было слышно. Но время даром не терял, совершив набег на Персию, доставивший шаху немало хлопот. Казаки приобрели большую добычу: теперь Стенька располагал серьёзными средствами, с которыми прибыл обратно. Его авторитет поднимается на небывалую высоту, и царские власти решили Простить ему прежние прегрешения и дерзости, так как в душе приветствовали совершённый поход против персов. Разин клялся в верности к государю, одаривал всех богатыми подарками. Его направили на Дон, где разинцы повели себя не «по-государственному», начав принимать в свои ряды беглых крестьян. Напоминание о недопустимости подобного было проигнорировано: «Кто к нам придёт, тот волен».

Слухи о том, что вокруг авторитетного предводителя собираются толпы, быстро растекались. Весной 1670 года к нему примыкает крупный отряд Василия Уса, который уже в течение нескольких лет разорял помещичьи дворы у Воронежа и Тулы. Встревоженные власти выдавили его из этих мест на Дон, куда с ним потянулись и многие беглые. С пришельцами обращались по-братски, делили добычу, те называли атамана батюшкой, верили в его ум, силу и удачу. Разин, раздавший практически всё собранное в персидском походе, жил в обычной земляной избе. Как свидетельствуют очевидцы, по одежде, по отсутствию роскоши его нельзя было отличить от остальных, если бы не оказываемые ему всеобщие знаки уважения.

155