«Славянский разлом»

объявленного политическим преступником. Чтобы как-то сгладить последствия, патриарх Иоаким со своей стороны «вовремя» узрел в патриаршей ризнице ковчег с мощами апостола Андрея Первозванного, привезённый и подаренный греками ещё царю Михаилу Фёдоровичу. Рука апостола была сложена троеперстным знамением, о чём оповестили всех, кого только можно, а мощи выставили на всеобщее обозрение.

Тем не менее напряжение не спадало, царское семейство жило в страхе, опасаясь очередного нашествия в Кремль. В этой обстановке двор в середине июля 1682 года покидает столицу, проживая в селе Коломенском, Саввином монастыре, а после направившись в Троице-Сергиеву лавру. Ход последних событий продемонстрировал, что необходимо избавиться от опеки Хованского, активно использовавшего раскольников в своих интересах. Упорно циркулировали слухи о готовности того занять престол, опираясь на стрельцов. Софья решила сыграть на опережение: под предлогом приезда сына украинского гетмана Самойловича Хованского вызвали ко двору и схватили, казнив вместе с тридцатью семью стрельцами 17 сентября 1682 года по пути в Троице-Сергиеву лавру. Только в ноябре, выждав ещё около двух месяцев, царское семейство решило вернуться в Москву.

По возвращении двора патриархом Иоакимом незамедлительно был устроен Церковный собор, резко ужесточивший гонения на старообрядчество. Были разработаны так называемые «12 статей», прозванные в народе драконовскими. Этими статьями устанавливались по сути своей инквизиционные меры: нераскаивающихся раскольников сжигать в срубах, ложно обратившихся, а затем вновь приставших к расколу казнить без испытаний, проповедников староверия — сжигать, не донёсших о раскольниках — бить кнутом и ссылать. После 1682 года мечты староверов о возможности «исправления» царей рассеялись окончательно. Период открытой борьбы с никонианским режимом завершается, а раскольничий фактор полностью уходит из политики, которая начинает определяться другими внутриэлитными раскладами, о чём и пойдёт речь дальше.

167