«Славянский разлом»

и на XIX съезде ВКП(б) включается в расширенный президиум ЦК. Правда, после смерти Сталина Брежнева задвигают, и он даже просится обратно к родным пенатам — на Украину. Но Хрущёв перебрасывает своего протеже в Казахстан, а вскоре переводит под своё крыло в Центральный комитет, где сосредотачиваются преданные ему кадры.

Хрущёв способствовал также возвышению Н.В. Подгорного, А.И. Кириченко, А.П. Кириленко и др. Если поначалу все они циркулировали внутри украинской номенклатуры, то после 1953 года устремились за пределы республики. Например, Кириленко в 1955-1962 годах поработал на посту первого секретаря Свердловского обкома, привечая всё тех же украинцев. Так, первым секретарём Нижнетагильского горкома, вторым секретарём Свердловского обкома при его поддержке становится уроженец Черниговщины В.И. Довгопол, приехавший до войны на Урал для учёбы и маявшийся по различным предприятиям региона. А местного комсомольского функционера Ф.Т. Ермаша Кириленко подтягивает сначала в обком партии, а потом берёт с собой в ЦК, и в итоге тот оказывается в кресле председателя Комитета по кинематографии СССР.

Пример с Кириленко довольно типичный: украинцы появляются во главе крупных парторганизаций, не имеющих никакого отношения к республике. Так, А.В. Коваленко из-под Полтавы после мытарств на родине оседает первым секретарём Белгородского, а затем Оренбургского обкома, а уроженец Харьковской губернии В.И. Контоп с 1956 года более чем на четверть века задерживается в руководстве Московской области (с 1963-го — первый секретарь). В Целиноградском обкоме Казахстана долгие годы работает В.П. Демиденко и т.д.

Украинские кадры заполняют и центральные органы власти, причём с прицелом на дальнейшее повышение. К примеру, крестьянин из-под Киева П.С. Непорожный, в 1959 году перебравшийся в Москву с должности заместителя председателя Совмина Украины, сначала занимает пост первого заместителя союзного Министерства строительства электростанций, а спустя три года

261