«Звёздные трагедии»

Шут был вор: он воровал минуты,
Грустные минуты, тут и там,
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам…
Зритель наш шутами избалован,
Жаждет смеха он, тряхнув мошной,
И кричит: «Да разве это клоун!
Если клоун - должен быть смешной!»
Вот и мы… Пока мы вслух ворчали:
«Вышел на арену - так смеши!»
Он у нас тем временем печали
Вынимал тихонько из души.
Мы опять в сомненье - век двадцатый:
Цирк у нас, конечно, мировой,
Клоун, правда, слишком мрачноватый
Невеселый клоун, неживой.
Ну а он, как будто в воду канув,
Вдруг при свете, нагло, в две руки
Крал тоску из внутренних карманов
Наших душ, одетых в пиджаки…
Но тревоги наши и невзгоды
Он горстями выгребал из нас
Будто обезболивал нам роды,
А себе защиты не припас…
В сотнях тысяч ламп погасли свечи.
Барабана дробь - и тишина…
Слишком много он взвалил на плечи
Нашего - и сломана спина…
Сгинул, канул он - как ветер сдунул!
Или это шутка чудака?..
Только я колпак ему придумал,
Этот клоун был без колпака.

496