«Звёздные трагедии»

- Я знаю, что ты не спишь, папа.

Юрий Алексеевич засмеялся. (Стоит отметить, что жена Гагарина Валентина с 1 марта находилась в больнице. - Ф. Р.).

В 7 часов 40 минут он вышел на лестничную площадку, подошел к лифту, посмотрел вверх на движущуюся кабину, крикнул: «Остановите, пожалуйста, на шестом!» Просьба Гагарина была уважена. В лифте был подполковник Георгий Добровольский. Они вместе вышли из дома. «Фу ты, черт! Забыл, кажется, пропуск на аэродром» (Чкаловский. - Ф. Р.), - признался Гагарин, ощупывая карманы. «Ну и что? Вы же едете вместе со всеми. Вас все знают, пропустят». - «Да знают, но как-то неудобно. Порядок есть порядок». Гагарин продолжал идти, раздумывая, как поступить. «Нет! Вернусь за пропуском, - твердо заявил он. - Ты иди…» Уже кто-то потом скажет, что это плохая примета, что нельзя было возвращаться…

Время необратимо. В тот день оно стремилось к роковой черте… Автобус остановился у штаба. Юрий Алексеевич направился в раздевалку. В гардеробной облачился в летный костюм, подошел к врачу Игорю Чекирде. «Как себя чувствуете? Как спали, Юрий Алексеевич?» - «Самочувствие отличное, спал как убитый, почти девять часов». Кто-то из космонавтов, проходивших также предполетные обследования, спросил: «Как пульс, Юрий Алексеевич?» Незамедлительно последовал ответ: «Как у молодого». Врач не обнаружил никаких отклонений, допустил Юрия Алексеевича к полетам, пожелал мягкой посадки…

553