«Звёздные трагедии»

Во время очередного сеанса связи с космонавтами те сообщили, что поступление дыма уже прекратилось, правда, в станции дымно. На Земле поняли, что угадали - неисправность в научной аппаратуре. Космонавтам посоветовали включить фильтр очистки атмосферы, принять лекарство и лечь отдохнуть.

Случись сегодня такое ЧП на орбите, о нем уже на следующие сутки раструбили бы все средства массовой информации. В те годы об этом и речи быть не могло - о происшествии знал только узкий круг специалистов. Остальные граждане страны пребывали в полной уверенности, что никаких серьезных ЧП с нашими космонавтами происходить просто не может. С американцами - сколько угодно, а с нашими - нет. К этому народ приучили те же газеты. Поэтому в те мгновения, когда в ЦУПе лихорадочно искали выход из создавшегося положения, страна жила в обычном ритме трудового дня, даже не догадываясь о том, что происходит на орбите.

После ЧП минуло еще несколько дней, а трения внутри экипажа не пропали. Вот как описывает ситуацию М. Ребров:

«Ребята трудились старательно, но не все складывалось, как хотелось. Ведь, по сути, им пришлось испытывать первый орбитальный комплекс, всю его “начинку”, энергетику, систему управления… Эйфория первых дней, когда все ново, все в диковинку, заставила забыть о субординации, “ранжировке” в экипаже. Не формальное это дело. У них общая ответственность за успех полета, общими усилиями они выполняют программу, но есть и “табель о рангах”: командир, бортинженер, космонавт-исследователь. Увы, не смогли ребята “поделить власть”. Побывавший уже в космосе Владислав Волков давил своим авторитетом, у него возникли трения с командиром. Жора Добровольский, человек добрый и беззлобный, по-армейски дисциплинированный, склонный к уставному порядку, не желал уступать.

566