«Звёздные трагедии»

Вспоминает Э. Киви: «У входа в гостиницу “Россия” Дина окружили фотокорреспонденты. Я стояла в стороне и поймала себя на мысли, что любуюсь широко улыбающимся красавцем. Вдруг он подошел ко мне и, взяв за руку, стал со мной позировать. Тогда я не знала, кто это, - просто смотрела в его сияющие синие глаза и ничего больше вокруг не видела. Потом фотографы меня просветили: “Это же Дин Рид!” На следующий день все завертелось так стремительно, что у меня не было времени даже подумать. Как в кино! Вдруг оказываюсь в его номере в гостинице “Россия”, куда он меня пригласил, чтобы подарить фото на память, и на меня неожиданно обрушивается град поцелуев. Это был ураган! “Мне срочно улетать на съемку! Я вернусь через три дня”, - пытаюсь вырваться из объятий. Как я очутилась в самолете, совершенно не помню. Сижу, как под гипнозом, гляжу в окно, и вдруг в голове молнией проносится: “Ни у меня, ни у него нет координат друг друга! Как же мы встретимся? Что делать?” Буквально на следующий день мне в Таллин звонят из Москвы: “Эве, тут тебя один сумасшедший разыскивает”. Оказывается, Дин поставил всех на уши в поисках моего адреса.

Когда я вернулась в Москву, битый час торчала на стоянке такси у гостиницы «Россия», не решаясь сдвинуться с места: как-то неудобно у неприступных администраторш спрашивать разрешения пройти к Риду в номер. А тут и он навстречу идет. «Поехали к моему приятелю читать сценарий, - как ни в чем не бывало хватает мой чемодан. - Я буду играть Кеннеди, а ты - секретаршу. Фильм “Корреспондент Вашингтона”, снимаем на “Беларусьфильме”. Я была ошарашена: у нас-то, кроме поцелуев, ничего и не было, можно сказать, мы едва знакомы, а тут такое предложение… Меня поразило, что он так уверенно хочет привязать меня к себе. Но его творческие планы так и не осуществились. Риду почему-то не разрешали сниматься в Союзе.

772