«Звёздные трагедии»

Полувековой юбилей Далида встретила без особой радости. И хотя рядом с ней находился очередной «друг» - модный врач-надомник, - однако особенной любви между ними не наблюдалось. Вот когда Далида отчетливо поняла, что ничего хорошего впереди ее уже не ждет. Будь у Далиды ребенок, все могло пойти иначе. Но детей она иметь не могла. По ее же словам: «Когда я была молода и могла иметь ребенка, верила, что все у меня - впереди. Главное, завоевать свое место под эстрадным солнцем, найти себя на сцене. Когда же я решилась наконец стать матерью, оказалось, что уже поздно. Я перенесла операцию, после которой иметь ребенка стало для меня совершенно невозможно…»

Единственной отдушиной Далиды в последние годы были любимые собаки. Их у нее было две, и им она отдавала весь пыл своей нерастраченной любви. Однако в начале 1987 года обе собаки скончались от непонятного недуга. Их смерть окончательно подкосила певицу. И хотя почти сразу она завела нового щенка, но это событие уже не могло предотвратить трагедию. Далида впадала в жуткую депрессию, приступы которой заглушала привычными средствами: алкоголем или накотиками. Как скажет ее психиатр: «Она перестала видеть в своей жизни тот рай, который когда-то нашла».

Развязка наступила 2 мая 1987 года. В тот день с утра Далида заказала такси, чтобы ехать в аэропорт «Шарль де Голль». Такси приехало к назначенному часу, однако клиентка к нему так и не вышла. Когда спустя несколько часов до певицы не смогли дозвониться несколько ее друзей и коллег, было решено обратиться в полицию. Ночью стражи порядка взломали дверь квартиры. Тревожные предчувствия охватили вошедших сразу же, как только они обнаружили в одной из комнат сорванные со стены фотографии, на которых Далида была запечатлена в зените своей славы. Предчувствия полицейских не обманули. Они нашли Далиду в одной из комнат мертвой - она приняла большую дозу лекарств (120 таблеток снотворного). На столе лежала предсмертная записка, где сообщалось: «Жизнь для меня стала невыносимой, простите меня».

799